вт, 17 июля, 08:44
+26°C
В Люберцах
Следи за жизнью в городе

Субкультура АУЕ: реальная опасность или просто мода?

©  сайт Кинопоиска

В конце ноября в Госдуму внесли законопроект о запрете распространения криминальной субкультуры в социальных сетях. Прежде всего он может коснуться многочисленных сообществ с тюремной аббревиатурой «АУЕ». Корреспондент «РИАМО в Люберцах» выяснила, кто «зависает» в подобных пабликах, действительно ли в соцсетях подростков подталкивают на преступления, а также как уберечь ребенка от пагубного влияния.

Будни девушки‑бомбилы: мужик с ножом, капот в крови, томилинские братки>>

Популярные паблики

©  Вконтакте

В социальных сетях ежедневно удаляют и блокируют сообщества, в названии которых фигурирует аббревиатура «АУЕ», что означает «Арестантский уклад един» или «Арестантское уркаганское единство». Однако на их месте появляются новые.

Аудитория самого крупного паблика в социальной сети «ВКонтакте» составляет 300 тысяч человек. Его контент – это в основном фотографии красивых девушек, дорогих машин и молодых людей с оружием в руках.

Над картинками – типичные «жизненные цитаты»: «Сто раз помоги – забудут, один раз откажи – запомнят», «Не важно сколько силы, главное сколько храбрости», «Проклят тот, кто ругает своих родителей».

С каждым изречением, судя по лайкам и репостам, согласны около 500 взрослых и подростков.

Помимо таких постов в паблике размещают музыку в стиле рэп и шансон, а также товары с тематической «воровской» атрибутикой – майки, толстовки, кепки, чехлы для телефона.

Интернет‑зависимость: как помочь «зависающему» в соцсетях ребенку>>

Просто развлечение

© flickr.com, magicatwork

Для студента Ильи группы с криминальной тематикой в соцсетях – просто развлечение.

«Я сижу иногда в подобных группах, но никогда не хотел и не захочу заниматься криминалом. Ни к чему хорошему такое поведение не приведет. Кому нужна жизнь, проведенная в тюрьме?» – рассуждает Илья.

Он считает, что паблики, посвященные воровской жизни, в принципе могут подтолкнуть подростка к совершению преступления, но только в определенных случаях.

«С одной стороны, считается, что подростки, начитавшись в таких группах разных постов, в дальнейшем на улице станут совершать те же преступления. На деле же все зависит от характера человека: кому-то просто нравится сам образ преступной жизни, а кто-то пытается жить этой жизнью», – резюмирует Илья.

Учащийся школы и участник одной из групп «АУЕ» в социальной сети «ВКонтакте» Андрей отказался комментировать свои предпочтения. Вместо этого он потребовал скинуть на Qiwi-кошелек 350 рублей. На отказ и предложение перевести сумму через официальный банк, где нужны паспортные данные, он ответил: «В этом мире ничего бесплатного нет. Иди гуляй». Через минуту внес в черный список.

Психолог про подростковый суицид, проблемы детей и социальное сиротство>>

«Малолетки не понимают»

©  Giphy.com

День 26-летнего Сергея из Люберец начинается в шесть утра. Но не с кофе и не с зарядки, а с проверки камеры, в которой он сидит за кражу.

«Пока идет проверка, мы минут 40 стоим на улице. Кто-то идет в столовую, а я опять ложусь спать до половины десятого. Потом еще одна проверка, и только после нее я умываюсь, завтракаю и начинаю играть в нарды», – рассказывает Сергей о распорядке дня в тюрьме.

Между просмотром фильмов и чтением книг Сергей сидит в социальных сетях со смартфона – «трубки» заключенным тайно подбрасывают знакомые.

По его мнению, подобные объединения в соцсетях необходимы исключительно нынешним и бывшим заключенным, чтобы они не чувствовали себя такими одинокими.

«Если не будет нашего «АУЕ», то мы будем в шесть утра делать зарядки и только писать письма. Малолетки же просто не понимают, что это все серьезно. Здесь могут избить за отказ делать зарядку на карантине, сам видел. Я сижу и жду амнистию – дурак был. Подростков глупых, кто сидит в группах таких, пусть родители воспитывают, мы тут ни при чем», – подчеркивает Сергей.

Школьники о запрете на соцсети: «Нам и так все запрещают»>>

Никакой пропаганды

© pixabay.com, lannyboy89

Отсидевший два с половиной года Илья тоже считает, что подобные сообщества, несмотря на криминальный подтекст, не имеют никакого отношения к пропаганде.

«Это не пропаганда – это жизнь, и тут о ней говорят», – отмечает Илья.

По его мнению, подростки сами должны думать, зачем им нужно вступать в группы, посвященные преступной жизни. Илья проводит в группах «АУЕ» все свое свободное время. На его стене – репосты из сообщества и цитаты рэпера Гуфа.

По рассказу Ильи, у него обнаружили наркотики и посадили на два года.

«Затем заехал кореш, с которым мы попытались провернуть еще одно дело, – дали еще полгода. У меня уже три судимости», – рассказывает юноша, но виноватым себя не считает.

«К закону я никак не отношусь – нету его для меня. Власть многое хочет, но она не получит ничего», – отвечает Илья на вопрос по поводу законопроекта о запрете пропаганды криминальной субкультуры в соцсетях.

Нарколог Павел Минаков: «С солей «слезть» труднее, чем с героина»>>

«АУЕ» вне закона

©  Giphy.com

Ведущий юрист Европейской юридической службы Раиль Гизятов утверждает, что любая криминальная субкультура преследуют одну цель: пропагандировать криминальное сообщество и преступный мир.

«Сама по себе криминальная субкультура преследует цели пропаганды противостояния к государственной власти. Ни одна криминальная культура не говорит о возможном соблюдении закона, о предоставлении социальных гарантий гражданам. Наоборот – указывает на неравенство граждан, на необходимость подчинения определенной иерархии», – отмечает Гизятов.

По его словам, в соответствии с действующим законодательством РФ, недопустима пропаганда, вызывающая какую-либо вражду или ненависть, а криминальные паблики могут быть запрещены из-за своей идеологии и продвижения экстремизма.

«Объединение людей с подобной идеологией может угрожать безопасности не только отдельных граждан, но и государства в целом. Поэтому появление запрета на создание подобного рода сообществ может лишь положительно отразиться на обществе», – резюмирует юрист.

Будни Красковской дружины: рейды, хулиганы, бомжи, наркоманы>>

Психология «криминальной романтики»

© pixabay.com, cre8tivehome0

Психолог-консультант ООО «Международный Психологический Центр» Валерия Зинатулина считает, что криминальная субкультура привлекает подростков в первую очередь демонстрацией физической силы и авторитетом в глазах окружающих.

«Подросткам свойственно желание утвердиться, привлечь к себе внимание. Часто причиной становится непонимание со стороны родителей, отчуждение в среде одноклассников. А там, в обширном информационном пространстве с неформальными устоями и правилами, создается иллюзия понимания и поддержки. И подросток уходит от реальности, где налаживание контактов для него может быть затруднительным», – считает Зинатулина.

По ее мнению, подобные паблики завлекают молодежь для расширения виртуального охвата пропаганды своей идеологии, а также для финансовой выгоды – продажи «воровской» атрибутики и добровольных вложений от участников сообщества.

Психолог про специфику флешмобов в интернете и защиту подростков>>

Цикличное явление

©  сайт Кинопоиск

Психолог, конфликтолог и руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов утверждает, что интерес подростков к криминалу – явление цикличное.

«Нечто подобное наблюдалось в конце 80-х – начале 90-х. Это было сложное время, кризис, экономика в упадке. У подростков начал появляться интерес к преступному миру, стало модно использовать блатной жаргон и тюремный сленг. Мальчишки мечтали быть крутыми, потому что так выглядели бандиты в сериале «Бригада» с Безруковым. Со временем это увлечение прошло, многие «бандиты» переросли пубертатный период и стали нормальными людьми. Повторение этого увлечения может говорить о цикличности развития молодежных субкультур», – рассуждает Иванов.

По его словам, сообщества с названием «АУЕ» носят «околоворовской характер», но их администраторы не имеют прямого отношения к преступникам, находящимся в местах лишения свободы.

«В России воровская тематика всегда была символом крутости. Честно работать – не интересно, если можно заработать деньги путем поборов, вымогательств. Подростка проще увлечь воровской романтикой, которая представляет жизнь яркой: ты уважаем, тебя боятся, тебе легко достаются деньги и все что пожелаешь. Выражая свою принадлежность к «АУЕ», ты выражаешь социальный протест против действующего режима», – рассказывает Иванов.

Он уверен, что далеко не все участники таких групп являются потенциальными преступниками, а «тюремная романтика» редко перерастает в настоящее уголовное дело. Однако специалист говорит, что некоторых школьников действительно могут толкать на совершение преступлений, а если они отказываются – на них оказывают давление.

Люберчане о микрозаймах: «С удовольствием убил бы – сказал коллектор»>>

Найти жизненные ориентиры

©  Giphy.com

Психолог Валерия Зинатулина подчеркивает, что родители должны знать, чем интересуется ребенок, почему он вдруг начинает говорить на «фене», куда отлучается без объяснения причин.

Профилактикой подобного поведения и «зависания» в подозрительных интернет-сообществах является налаженный контакт и хорошие доверительные отношения детей и родителей.

«Проводите свободное время с ребенком, направляя и приобщая его к культурным традиционным ценностям, спорту. Спрашивайте его мнение по поводу совместно просмотренных фильмов, прочитанных книг. Этим вы не только оградите подростка от опасностей нынешней социальной и виртуальной реальности, но и поможете ему найти жизненные ориентиры», – заключает психолог.

Актуальное

Другие СМИ


Загрузка...