пн, 28 мая, 01:56
+11°C
В Люберцах
Следи за жизнью в городе

Режиссер «Ералаша» Владимир Панжев о киношколе в Люберцах и современном ТВ

©  предоставлено киношколой "Ералаш"

Год назад в Люберцах открылась киношкола «Ералаш». Ученики познают актерское мастерство, снимаются в выпусках знаменитого киножурнала и создают собственные сюжеты. Художественный руководитель школы и режиссер «Ералаша» Владимир Панжев рассказал «РИАМО в Люберцах», что должен уметь каждый актер, что случилось с российским кинематографом и как обстоят дела на телевидении.

Основатель «Техношколы»: «Робототехника помогает детям выбрать профессию»>>

© РИАМО в Люберцах, Виктория Рябикова

– Владимир Владимирович, как попасть в киношколу «Ералаш»?

– В киношколу берут всех, кто хочет. Другой вопрос: зачем детям это нужно? На первом собрании я всегда объясняю родителям: если вы думаете, что привели сюда детей, чтобы мы сделали из них актеров, то это не так. Актерами станут немногие, а все остальные просто попали в обстановку, где их научат красиво говорить, двигаться, правильно себя позиционировать.

Сегодня у нас катастрофа – никто не может донести свою мысль. Стремительно падает влияние литературы на школьное образование, тогда как тридцать лет назад оно было колоссальным – дети постоянно писали сочинения, надо было думать и четко излагать мысли. Этому и учат в школе «Ералаш», как и в любой актерской школе, ведь этот навык необходим всем без исключения.

Главный врач Центра материнства и детства: «Рождаемость скоро повысится»>>

– Как социальные сети влияют на умение излагать свои мысли?

– Отрицательно. Там нет музыки языка, общения. Сегодня на улицы и в интернет проник тюремный жаргон, даже очень маленькие дети говорят матом и употребляют жаргонизмы. Если ребенок слышит ужасную речь, то он сам начинает говорить так же.

Стоит хотя бы ненадолго поместить ребенка в среду, где люди вокруг него говорят правильно. К примеру, мы ко всем присутствующим обращаемся только по имени, никогда не говорим «он» или «она». Маленький человек привыкает относиться с уважением к тому, кто находится рядом с ним. Мы даем возможность людям вырасти другими.

– Чему еще дети учатся в вашей школе?

– Каждый актер должен владеть не только речью, но и своим телом. Поэтому все дети изучают хореографию. Танец дает осанку и возможность скоординированно двигаться. Он говорит об интеллекте – координированное действие значит, что мозг высокоорганизован. Также у нас есть уроки вокала.

Большое внимание уделяется актерскому мастерству – это инструмент развития личности. Стандартное задание для будущих актеров – этюд, который подразумевает знание драматургии. То есть, шестилетний ребенок уже знает, что должно быть начало, кульминация и конец. Дети понимают, как интересно показать все это и себе, и зрителям.

Ученики постоянно готовятся к концертам, к съемкам. Они придумывают свои собственные сюжеты, развиваются, учатся быть раскрепощенными и свободными даже в непривычной обстановке. Кстати, очень многие практики из актерского ремесла блестяще применяются в журналистике.

Школа «Соробан» в Люберцах: невидимые счеты и ментальная арифметика>>

– Какие мероприятия проводятся в киношколе?

– Перед Новым годом был отчетный концерт перед родителями. В сентябре был фестиваль «Ералаш» в доме культуры – ученики показывали то, что снималось весной. Были очень неплохие работы, все получили достойные награды. В феврале дети поедут сниматься в настоящих сюжетах «Ералаша».

– С какого возраста ребенок может попасть в киношколу?

– Минимальный возраст – пять лет. Верхней планки у нас нет – можно прийти и в 20 лет. Просто в 10-11 классе ребята готовятся к ЕГЭ, у них начинаются проблемы со временем, а в голове одна любовь. В связи с этим нашим самым «взрослым» ученикам 15-16 лет.

Успешные люди без высшего образования: «Мое время стоит дорого»>>

– У кого из учеников киношколы есть шанс стать известным актером?

– Шанс есть у многих, но проблема не в этом. Передо мной прошло огромное количество людей, которые были способнее Влада Топалова, Юлии Волковой и других звезд. Но в 12-13 лет они часто меняют хобби – кто-то хочет заниматься биологией, кто-то уходит в математику и так далее. Многие понимают, что в другой профессии они смогут лучше реализовать себя.

Некоторым мешают родители, которые убеждают своих детей в том, что они гениальны. В этом случае ребята перестают воспринимать поправки и пробовать что-то новое, становятся просто каменными. И их уже нельзя снимать.

– Есть мнение, что ранние выпуски «Ералаша» смешнее и интереснее, чем современные. Что вы об этом думаете?

– Маленькие зрители с удовольствием смотрят новые серии и при этом совершенно не воспринимают знаменитые сюжеты 80-х – 90-х годов. Когда у вас будет ребенок лет 8-10, он тоже будет смотреть «Ералаш», а вы будете радоваться тому, чему радуется он.

Дело не в потере качества. Я снимаю «Ералаш» уже 28 лет и могу сказать, что и тогда, и сейчас количество плохих, средних и удачных сюжетов одинаково. Из 10 серий хорошими всегда оказываются две или три. По одной простой причине: сделать смешно очень трудно – труднее, чем заставить заплакать. При этом на телевидении из старых серий показывают только самые удачные, а из новых – все подряд. Отсюда и искажение восприятия.

К тому же сейчас «Ералаш» показывают редко – борется у нас государство с детским контентом. Показывают «Голос. Дети» – но это не детский контент, а взрослый. Ургант разговаривает с детьми, но дети его не смотрят. Получается, дети на экране есть, но к детям это не имеет никакого отношения.

Бакинец из Котельников: «Нужно уважать традиции и обычаи других народов»>>

– Итак, качество «Ералаша» не ухудшилось. А что можно сказать о российском кинематографе?

– Как отрасль кинематограф в России находится в глубочайшей коме, это клиническая смерть. В конце каждого года Министерство культуры сообщает, что за год они снимают чуть больше ста картин. Но никто не назовет больше десяти крупных фильмов. Оставшуюся часть никто не видит – либо потому что они слишком незначительны, либо потому что их не существует. Акты о проделанной работе есть, а фильмов нет.

Все решают на междусобойчиках, все распределяется между несколькими режиссерами и компаниями-мейджорами. В этих условиях нормального производства существовать не может. Разговор идет о системе, которая предполагает взаимоотношения между аффилированными структурами: все друг другу обязаны. Примерно так же у нас и дороги делаются, и ракеты запускаются.

– Как же тогда в таких условиях становиться актером?

– Выгодно становиться коррупционером, а не актером. Есть актеры, которые играют в неизвестных театрах и получают по 15 тысяч в месяц, их никто не знает. Они это делают не ради денег, а потому что это способ их существования – они без этого не смогут прожить ни дня. Каждый из них мечтает стать популярным, а сбывается мечта у одного из тысячи. И это выбор не по таланту, а по совпадению непредсказуемых обстоятельств – оказался в нужном месте в нужное время.

Кстати, качество актерской игры тоже снижается. Например, наши сериалы снимаются таким образом, что актер приходит и отговаривает текст, а не играет. Требования к исполнению настолько примитивные, что актеры привыкают к этому, и вскоре они везде начинают просто проговаривать текст. Разумеется, это тоже «добивает» кинематограф.

Ученица цирковой студии в Люберцах: «Не представляю себя на работе в офисе»>>

– Что вы можете посоветовать родителям, которые хотят сделать из своего ребенка известного актера?

– Родителям нужно перестать реализовывать свои несбывшиеся мечты! Ребенок должен развиваться, просто надо дать ему возможность. Конечно, его можно отправить и на вышивание, и на самбо – причем выбор должен быть и за ребенком, и за родителем. Но в том же самбо главное – результат, а в актерской школе – процесс. Этим мы очень сильно отличаемся.

Необязательно делать из ребенка звезду. Главное, чтобы ему нравилось, что он растет и развивается, а не деградирует.

Актуальное

Другие СМИ


Загрузка...