сб, 22 июля, 09:35
+19°C
В Люберцах
Следи за жизнью в городе

Педагог в погонах: «Дети должны понять, что такое ответственность!»

©  МУ МВД России «Люберецкое»

Среди сотрудников органов внутренних дел есть те, кого называют педагогами в погонах. Они занимаются «трудными» детьми. Инспектор по делам несовершеннолетних Томилинского отдела полиции МУ МВД России «Люберецкое», капитан полиции Марина Комель рассказала «РИАМО в Люберцах» об особенностях своей работы, подростковой преступности и самом юном правонарушителе.

Следователь из Люберец: «Все дела можно раскрыть!»>>

– Почему вы выбрали эту профессию?

– В должности инспектора по делам несовершеннолетних я работаю с 2006 года. До этого три года отработала учителем химии и биологии в люберецкой школе №7. Высшее педагогическое образование помогает мне в работе инспектором.

В школе приходилось общаться с сотрудниками тогда еще милиции, мне очень нравилась их работа. Я давно мечтала носить форму – моя тетя работала инспектором по делам несовершеннолетних в Рязанской области. Поэтому я решила пойти в милицию. Ни секунды не пожалела – это большая школа жизни.

Куда жаловаться на изрисованные подъезды в Люберцах>>

©  МУ МВД России «Люберецкое»

– Как обстоят дела с подростковой преступностью на территории обслуживания МУ МВД России «Люберецкое» – в Люберцах, Котельниках, Дзержинском и Лыткарине?

– В 2017 году наблюдается уменьшение количества преступлений, совершенных несовершеннолетними, с 27% до 19%. Количество подростков, принявших участие в совершении преступлений, уменьшилось в два раза – с 30% до 15%. За апрель выявлено 63 преступления. Рост преступности наблюдается только в Дзержинском и во втором отделе полиции Люберец.

С начала года инспекторы по делам несовершеннолетних раскрыли 80 преступлений. Они имеют дело с кражами и общественно опасными деяниями, с употреблением спиртных напитков, наркотических и токсических веществ. Также в их обязанности входит составление протоколов на недобросовестных родителей и попечителей.

С начала года сотрудники полиции составили 498 административных протоколов, что на 12,9%  больше, чем за аналогичный период прошлого года. Из них 71 протокол на несовершеннолетних (в прошлом году – 74) и 238 протоколов на родителей или заменяющих их лиц (в прошлом году – 212).

В целях профилактики правонарушений с начала 2017 года инспекторы поставили на учет 170 подростков (в прошлом году – 167), родителей или заменяющих их лиц – 91 (в прошлом году – 88). Также полиция использует возможности Центра временного содержания несовершеннолетних правонарушителей и спецучреждений закрытого типа – в 2017 году туда направили 4 несовершеннолетних.

– Как изменилась обстановка за время вашей работы?

– Разница огромная. Лет пять назад количество стоящих на учете доходило до 150 человек, а сейчас – всего 20-30. Современные дети заняты, у них много возможностей для самореализации. В каждой школе есть педагог, который занимается организацией полезного досуга. Есть множество бесплатных кружков, секций. Плюс дети стали более сознательными – они хотят развиваться и вести здоровый образ жизни.

Больше проблем с родителями – это «дети 90-х», которые родились во время распада СССР, это «поколение пепси». У них совсем другое мировоззрение: они считают, что им все должны, и в первую очередь государство, что у них нет обязанностей, только права. Поэтому приходится работать и с ними.

– Расскажите о типичных правонарушениях.

– Типичные преступления сейчас – это драки и кражи. Среди моих подопечных примерно поровну мальчиков и девочек. Мальчики чаще дерутся, причем достаточно одной потасовки, чтобы поставить ребенка на учет в полицию. Девчонки курят и распивают спиртные напитки, за это тоже ставим на учет.

Наркомании не встречалось в моей практике. В прошлом году один мальчик стоял на учете за хранение наркотических веществ. Сейчас всех школьников проверяют на наркотики, и если где-то выявляют их употребление, то информацию передают нам – мы проводим там больше лекций, чтобы предотвратить беду.

Дети мигрантов редко попадаются за нарушения закона. Сейчас я работаю по Октябрьскому, где очень много приезжих, но правонарушений там мало, даже драк особо нет.

Были в моей практике задержания подростков за угоны автомобилей. В 2007 году в Кореневе я раскрыла банду парней от 15 до 18 лет – они украли и сожгли в лесу семь машин. Главарем был совершеннолетний, который подростком побывал в колонии. В качестве наказания члены банды получили условные сроки и штрафы. Они были из небогатых семей, и мальчишкам пришлось устраиваться на работу, чтобы выплатить деньги. Я всегда говорю: пусть дети сами почувствуют, что такое нести ответственность.

Один день в пожарной части: рассказы огнеборцев и выезд на пожар>>

©  МУ МВД России «Люберецкое»

– Как подростков ставят на учет в полицию?

– Подросток несет ответственность за тяжкие преступления уже с 14 лет, а с 16 лет – за все правонарушения. Некоторые до 18 лет стоят на учете, но они, как правило, уходят в спецшколу.

Дети к нам попадают и по заявлению, и по сообщению из школы, и просто нарушители с улиц. Случаи бывают разные, попадаются и отличники. Недавно рассматривали инцидент с мальчиком из многодетной семьи. Все его братья – спортсмены, пловцы, а его поймали за курением. Такое бывает. Если ребенок занимается спортом, у него есть хорошие характеристики, то мы не поставим его на учет с первого раза. Нужно беседовать.

Обычно подростка ставят на учет на полгода. Если за это время он не исправился, если у него опять плохие характеристики в школе, если он совершил повторные правонарушения, то продлеваем еще на полгода.

Мы регулярно приходим к стоящим на учете подросткам домой, в школу, в техникум. Раз в месяц – профилактическая беседа, раз в три месяца – беседа с участковым, который за ним закреплен. За особо «тяжелыми» подростками закрепляют офицеров полиции.

– Как постановка на учет может отразиться на судьбе подростка?

– Все зависит от учреждения, куда он хочет поступить учиться или работать. В государственные структуры не смогут устроиться те, кто стоял на учете в комиссии по делам несовершеннолетних. Совершив в детстве нелепый поступок, человек может серьезно навредить себе в будущем, «подпортить репутацию». Поэтому мы начинаем работать с детьми с садика, но рассказываем не о правонарушениях, а о работе полиции и об основах безопасности.

Мы ставим на учет не только ради контроля. Самое главное – помочь. Проходила у меня в отделе семья: ребенка воспитывал дедушка, пока мама-наркоманка была в тюрьме, а потом она вернулась и восстановилась в правах. Мы стали часто приходить к ним домой, иногда даже приходилось покупать продукты.

– Как работает инспектор по делам несовершеннолетних?

– У меня ненормированный рабочий день, я почти не сижу в кабинете. Есть график бесед с подопечными, ведь главная задача – это профилактика правонарушений. Я не сторонник кардинальных методов – не ставлю сразу на учет. Стараюсь найти подход к каждому, побеседовать с родителями, помочь прийти к взаимопониманию.

Иногда родители сами просят помочь, потому что не могут справиться с подростком. Я беседую с ними и с детьми, выясняю ситуацию и стараюсь помочь. Если беседы не помогают, то ставлю ребенка на учет. Если правонарушения повторяются, подростка можно отправить в спецшколу. Это делается по решению комиссии по делам несовершеннолетних, куда входят органы опеки, педагоги, психологи.

За мою практику не было случаев лишения родительских прав. Просто так забрать ребенка у родителей нельзя – это делается только через комиссию. Но мы всегда стараемся дать людям шанс.

Полицейский Денис Камалетдинов: «Я – патриот, служу на благо страны и людей»>>

©  МУ МВД России «Люберецкое»

– Расскажите о самом юном правонарушителе в вашей практике.

– Ему было всего 9 лет. Мальчик страдал клептоманией, совершал мелкие кражи. Его семья жила в коммунальной квартире, и он приворовывал у соседей конфетки, салфетки, всякую мелочь. Мальчик воспитывался в благополучной семье, но недуг довел его до психиатрической больницы.

– Часто ли дети убегают из дома?

– Да, с этим я часто сталкиваюсь. Когда родители сообщают, что их подросток ушел из дома, его начинают искать незамедлительно, а не через трое суток, как взрослого.

По закону, дети до 18 лет могут находиться на улице в будние дни до 22:00, в выходные и праздничные дни, а также во время каникул – до 23:00. Если мы находим на улице ребенка позже этого времени, то звоним родителям, и они его забирают.

Иногда родители отказываются забирать ребенка, говорят, что не могут с ним справиться, что он им не нужен. Тогда мы отправляем его в Центр временного содержания на Алтуфьевском шоссе. Если за 30 суток родители не одумаются, то ребенком занимаются органы опеки.

Беспризорных детей в Люберцах сейчас нет. Они были очень давно в Малаховке, это были дети из цыганских семей.

– Как вести себя родителям, когда появляется информация о пропавших, убитых или изнасилованных детях?

– Очень часто по интернету ходит информация сомнительного толка  – якобы кого-то убили, украли. Родители начинают паниковать. Но это не всегда достоверные данные. Не нужно рассказывать ребенку про это, не нужно давать ему советы и инструкции, так как это может лишь навредить. Лучше лишний раз напомнить о безопасности на улице.

– Вы довольны своей работой?

– Да, ведь со всеми подопечными у меня остаются очень хорошие отношения. Например, год назад на улице я встретила одного из них. Молодой человек поблагодарил меня за то, что в свое время я приняла в его судьбе активное участие.

Я очень довольна своей работой. Я работаю только на результат!

Актуальное

Другие СМИ


Загрузка...