Торакальный хирург про ЦАОП Люберец, онкологию, операции и работу в пандемию

30 апреля в 09:19 Обновлено 30 апреля в 10:17
© РИАМО в Люберцах,  Елизавета Крылова

В люберецком Центре амбулаторной онкологической помощи пациентов с проблемами в области грудной клетки и брюшной полости принимает торакальный хирург Евгений Епифанцев. Он рассказал «РИАМО в Люберцах» об этой области медицины, операциях и работе в пандемию.

Основное место работы Евгения Андреевича Епифанцева – Федеральный научно-клинический центр ФМБА России, а по пятницам он принимает пациентов в ЦАОП Люберец. Проходил обучение в Российском научном центре хирургии имени академика Б. В. Петровского. У него три специализации – общая хирургия, торакальная хирургия и онкология. Практикует как торакальный хирург с 2016 года.

Онкопсихолог: «Рак – не приговор. Многое зависит от самого пациента»>>

– Евгений Андреевич, что такое торакальная хирургия?

– Если говорить простым языком, торакальная хирургия – это раздел хирургии, который занимается лечением органов грудной клетки. В современных реалиях торакальная хирургия немного изменилась – из нее вышло направление кардиохирургии.

Чаще всего в нашей практике происходит лечение либо онкологических заболеваний, либо фтизиатрических, в том числе с применением хирургии. Фтизиатрия – это раздел клинической медицины, который изучает туберкулез.

© РИАМО в Люберцах,  Елизавета Крылова

– Много ли операций вы проводите?

– С 2014 по 2017 год я выступал как ассистент, учился и работал в отделении хирургии легких и средостения РНЦХ имени Петровского под руководством профессора, доктора медицинских наук Дмитрия Владимировича Базарова. На том этапе у нас было около восьми операций в неделю.

Смертельная ошибка люберецкого хирурга: пациентка умерла, врач на свободе

С 2018 года я работаю как самостоятельный хирург в отделении хирургии ФНКЦ ФМБА России, и мой стандартный операционный день – это в среднем две операции.

В люберецкий ЦАОП я пришел недавно, пока провел только несколько консультаций. По статистике рак легкого – одна из самых частых патологий, а способствуют этому активное и пассивное курение.

– Какие обследования вы проводите?

– Торакальная хирургия, если мы говорим про онкологию, в большинстве случаев плановая. Поэтому пациент перед тем, как поступить к нам на плановое хирургическое вмешательство, должен пройти дообследование, которое включает несколько этапов.

Первый – онкологический поиск: мы выявляем, насколько распространился процесс. Второй – верификация: проводятся биопсия опухоли, то есть забор маленького участка клеток, и гистологическое исследование. Третий – выявление стадии: мы проверяем, подходит ли пациенту оперативное вмешательство. 

У любого онкологического процесса есть стадии, но не все они лечатся хирургически.

Например, немелкоклеточный рак легкого. Первая и вторая стадии лечатся хирургически, стадия «3а» – пограничная, нужен мультидисциплинарный консилиум, чтобы понять очередность действий. Все остальные стадии относятся только к химиотерапии.

Естественно, бывают и особые случаи, когда стандартные протоколы лечения не подходят. К таким ситуациям относится развитие легочного кровотечения на фоне опухоли легкого или развитие распада опухоли. К счастью, такие ситуации встречаются все реже, но иногда они все-таки есть. Чаще всего при данных состояниях выполняются операции по жизненным показаниям, которые преследуют цель удалить пораженный участок легкого с опухолью и спасти жизнь пациента.

Врачи о пациентах: «Они лучше знают, как лечиться мочой и корой»>>

– Есть ли у вас собственные методики лечения?

– Понятие «собственные методики» мне кажется неправильным. Такого понятия не должно в быть в современной медицине, потому что она стремится к точности, строгости, научности. Доказательная медицина лежит в основе нашей деятельности.

И онкологическая помощь построена именно на ней. Я не могу пациенту с четвертой стадией рака предложить оперативное вмешательство, потому что это неправильно, это губительно для него. 

Врачам не нужно «изобретать велосипед» – все действуют по стандартным методикам, которые себя оправдали, в которых эффективность и возможные риски находятся в балансе.

Другое дело, когда мы говорим о проведении научных исследований в области медицины. Там как раз важно иметь свое видение проблемы и пытаться найти оптимальное решение насущного вопроса.

А если говорить о предпочтениях, то лично мне нравится торакоскопические операции. Торакоскопия – это метод доступа к пораженному органу посредством установки портов, проще говоря маленьких разрезов.

Как защититься от коронавируса: советы люберецких врачей>>

– Как проходит работа с пациентами?

– В люберецком ЦАОПе работает система «Врач – врач». Ко мне, как правило, приходят «отобранные» пациенты. Так или иначе это люди с какой-то патологией.

Сначала мы, естественно, знакомимся. Потом я уточняю, с каким диагнозом ко мне пришел человек. Обычно пациенты уже знают о своих проблемах и довольно спокойно говорят о них. При этом, конечно, в их глазах видны страх и даже паника – они боятся подтверждения «плохого» в их понимании диагноза.

Моя задача как врача – не только обследовать и назначить лечение, но и успокоить человека.

Главное – знать что делаешь, говорить спокойным тоном, отвечать на вопросы и быть доброжелательным.

Врач‑рентгенолог из Люберец про эпидемию коронавируса: «Все в группе риска!»

© РИАМО в Люберцах,  Елизавета Крылова

– Что изменилось с началом пандемии коронавируса?

– В период пиков заболеваемости COVID-19 я работал, как и все врачи. На тот момент плановые операции приостановились, мы занимались лечением пациентов с новой коронавирусной инфекцией.

Самой частой процедурой в то время было дренирование плевральной полости. То есть устанавливали специальные трубочки в грудную клетку, чтобы убрать свободный воздух или жидкость из плевральной полости, которые не должны там находится. Это осложненное течение пневмонии.

– Вспомните интересный случай из практики.

– Все пациенты уникальны, у каждого своя история, и выделить кого-то одного очень сложно. Сейчас вспоминаю случай 2019 года.

Как преодолеть страх, если вы заболели коронавирусом: советы психолога

В клинику поступил пациент 78 лет. Изначально он обратился к кардиохирургам, при дообследовании были выявлены конкурирующие заболевания: ишемическая болезнь сердца и рак легкого. По решению кардио-онкологического консилиума были выставлены показания для проведения операции на сердце и легком одновременно. 

Операция была непростой. Первым этапом было выполнено аортокоронарное шунтирование, целью которого было создать новый путь для кровоснабжения сердца в обход заблокированных коронарных артерий. Второй этап включал в себя удаление нижней доли правого легкого с медиастинальными лимфоузлами по поводу раннего рака легкого.

Операция проводилась двумя бригадами хирургов: онкологами под руководством профессора Р. В. Ищенко и кардиохирургами под руководством кандидата медицинских наук А. С. Зотова. Пациент во время процедуры находился в норме, все органы работали в штатном режиме. После операции у него был реабилитационный период. Все прошло успешно.

Как не выгореть на работе: советы психолога>>

– Какая благодарность для вас наиболее ценна?

– Вопрос философский. Для меня благодарность и наилучший исход – это когда пациент во мне больше не нуждается, когда с ним наконец-то все хорошо и он перестает звонить мне по различным вопросам. У любого врача, который работает в практической медицине, телефон всегда разрывается.

Увидели ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите "Ctrl+Enter"